на главную контакты карта сайта
Вишняков Бэнд
 
 
ГЛАВНАЯАФИШАНОВОСТИАЛЬБОМЫVORONOPADВИДЕОПРЕСС-РЕЛИЗФОТОСТАТЬИТЕКСТЫССЫЛКИЛИЧНОСТИКОНТАКТЫ

АФИША

все концерты
17.03.2012
г.Санкт-Петербург. Просто-fest

10.03.2012
г.Полтава. Квартирник (ул. Уютная 17/19 кв 55). Начало в 19:00.

03.03.2012
г. Белгород, клуб «Лоскуты». Начало 19:00. Вход 100 руб.

03.12.2011
г.Полтава, пивная "Сто дорог" (ул. Парижской Коммуны д.18). Начало в 19:30. Ввход 20 грн.

02.12.2011
г. Донецк. Творческая гостиная Областной библиотеки для юношества (бр.Шевченко 3). Начало в 20 - 00.

12.10.2011
г. Санкт-Петербург. Клуб «Art-Cros» (ст. м. Площадь Восстания, Перекупной пер. 12/13). Начало в 19:30. Вход 200 руб.

mobil 1 peak life 5w 50 масло mobil 1 peak life 5w50
 
купить масло мобил 5w30 цена масло мобил 5w30 цена интернет магазин автомасел
   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144
Вишнякоff Band»Статьи»Куда бежать, когда повсюду волки? www.vishniakoff.ru  

Куда бежать, когда повсюду волки?

Альбом «День Освобождения ПтицЪ» – повесть о духовных поисках человека. В нем наиболее остро отразилась негативная оценка окружающей действительности. На формирование такой оценки оказало влияние как общее для рок-поэтов кризисное осознание бытия, так и объективное социально-политическое положение Украины (на фоне надвигающихся президентских выборов проблемы, в нем затронутые, приобретают новую актуальность). Для более глубокого понимания важны не только тексты песен, но и аннотации к ним данные автором. Так как в аннотациях зачастую содержится история возникновения произведения, и раскрываются философско-эстетическая  взгляды поэта.


Первая композиция альбома – «Мост» – открывает перед нами фантастическую картину на грани сна и реальности:
Снизу в тихом омуте
Черти ходят строем
наверху под куполами
звонкий детский смех
Посредине люди в городе
Мост волшебный строили
То ли к небу то ли к сердцу –
Что кому больней


Лирический герой наблюдает за происходящим со стороны. Мост к небу или к сердцу, туда, где льется детский смех, и сияют звезды – воплощение романтической мечты об идеальном мире. Но у каждого здесь на земле, в городе, есть нечто, не позволяющее ему достичь идеала («Кто пришел туда с гитарой, / Кто с вином разлуки, / Кто от скуки кто от вьюги, / Кто с чужой войны, Кто искал мечту, а находил / только те науки, / что ни ангелу ни черту / даром не нужны»). Что можно сделать в такой ситуации? «Каждый снял с души по камню / и сложили мост. По мосту взошли туда, / где сердце – полным месяцем. / Я вбежал, да опоздал: / Ни моста, ни звезд!». Остается омут и теперь уже не достижимый для героя детский смех под куполами. Потеряв возможность обрести желаемое, герой ищет поддержку среди людей, но и здесь его ждет неудача – «Я рассказывал, дружки / смеялись надо мною: / «Тебе нужно к лекарю / или меньше ...». Интересно, что используется слово «дружки», которое имеет негативную окраску. Таким образом, лирический герой остается один на один со своими проблемами.


Ощущение фатальной отверженности от мира усиливается в «Птицелове». В качестве эпиграфа использовано высказывание философа Г. Сковороды, начертанное на его могиле: «Мир ловил меня, но так и не поймал…». Центральный образ – демонический Птицелов – раскрывается через диалог лирического героя и хора птенцов. Жизнь героя протекает под пристальным вниманием и, казалось бы, с добрым участием Птицелова («через окно в потолке / за мной следит Птицелов / и так заботливо / греет лампой», «Я еще не родился из желтка, / я еще не сказал ни слова, / а ко мне уже тянется рука / ПТИЦЕЛОВА» (1), но у этой заботы дорогая цена – «Он приготовил снасти / и мир уже горит в огне / неумолкающей последней / скрипкой». Является ли герой лишь невинной жертвой? И кто скрывается под черным капюшоном? (2)
Он представляет собой
параноический бред
цивилизации картонных улиц.
Он изобрел эшафот,
он всех нас любит и ждет,
пока мы вырастем
в бескрылых куриц.


Лирический герой еще не противопоставляет себя остальным людям (хор птенцов), он всего лишь исполняет партию солиста, и ему отведена та же роль – роль пушечного мяса. «К добру и злу постыдно равнодушны, / В начале поприща мы вянем без борьбы; / Перед опасностью позорно малодушны / И перед властию – презренные рабы» (3) – Птицелов не демон, не злая сверхчеловеческая сила, грубо вмешивающаяся в нашу жизнь, он порождение нас самих.


Беспомощность человека изменить что-либо в этом враждебном мире еще больше ощущается в «Боже, храни президента Америки!».
Мне снилось, что завтра начало последней войны.
Но нас не спросили о том, что же думаем МЫ,
О чем мы мечтали последнюю тысячу лет.
Меня не спросили, ведь завтра меня уже нет.
Сон лирического героя уже не об идеальном мире, а о глобальной катастрофе. Сон как романтическая альтернатива, способ ухода от реальности, не выполняет свою миссию, в нем невозможно укрыться от мира. Позиция героя, как и всего человечества, остается пассивной: «Все осознают, что завтра уже не настанет и все молча ждут...» (4).
А я себе вырою яму и лягу на дно.
И глядя на небо, я буду молить об одном:
«Боже, храни президента Америки!
Боже, спаси президента Америки!
Боже, спаси хоть его!
Боже, спаси хоть его от истерики!
Пусть он досмотрит последние серии
Мультиков Мира сего!
Мультиков Мира сего!»

(Боже, прости меня за то, что обращаюсь к тебе по-русски!)

Да святится мозг его! Да святится пёс его!
Да святится нефть его! Да святится власть его!
Почему выбор пал на президента Америки? Здесь в игру вступает явная, неприятная для многих проамериканская политика украинского правительства. В одной иронической строке – (Боже, прости меня за то, что обращаюсь к тебе по-русски!) – происходит смена ролей: президент Америки становится Богом, о чем свидетельствует последующий текст стилезированный под молитву. Такая молитва может быть воспринята как проклятие. Что может быть хуже, чем остаться одному на руинах цивилизации, которой правил?


В «Black Bird Songa» (5) герой вновь обращает взгляд к небу, но там все так же нет звезд, оттуда не звенит детский смех, только одиноко летает старый ворон (невольно вспоминается «Ворон» Эдгара По). Человек задается вопросом: известны ли кому-либо мысли птицы? Время излечивает от тоски. Но можно ли любить весь мир, несмотря на его жестокость? Есть ли цель у бесконечной игры, в которую играем мы все? Можно ли пройти свой путь без соглядатаев? Как быть когда в голове звучит воронья песня? Песня-отрицание небес, раскинувшихся над горящим, кипящем, адским морем, в котором чудовищная сирена Харибда (6) поет свою смертоносную колыбельную. Возможно ли пробуждение? Кто подарит спасительное прикосновение? Кто разбудит поцелуем? Все вопросы остаются без ответа, но уже само их возникновение говорит о начавшемся пробуждении.


«День Освобождения Птиц» – переломный момент альбома. «Под знойным небом Сансары (7)… / киборги (8) идут с работы на работу». Люди уподобляются роботам, и в самом деле, в урбанистическую эпоху ритм человеческой жизни подчинен ритму работы механизмов, человек сам становится механизмом, функционирующим в рамках заложенной в него программы необходимой обществу. Но лирический герой теперь уже не часть этой безликой толпы, он идет «не касаясь земли», слышит «как играет небо», сливается с его игрой – он «весь гитарное соло». Творчество – выход из круговорота бессмысленного существование, дорога «из комнаты с окном в потолке, / где замурованы двери» (движение по горизонтали таким образом невозможно, духовный подъем происходит только по вертикали – вверх (9). Извечная человеческая жажда полета (10) («ты упорхнешь, не заботясь о том, / как приклеены перья (11)») становится спасением в тот момент, когда последний оплот – дом («Когда бульдозер революции /  раздавит эту улицу, / оставив напоследок твой дом») – разрушен.


Говоря о духовном подъеме, нельзя не затронуть тему духовных исканий, столь важных для личности в переломную эпоху потери ориентиров. Одни обращаются к православию (К. Кинчев, Ю. Шевчук, П. Мамонов, совместные концерты рок-музыкантов и представителей русской православной церкви (А. Кураев и др.), другие ищут альтернативу традиционной религии в восточных учениях (12). Выше уже говорилось о важности аннотаций, так, в качестве аннотации к альбому приведена притча: «К одному Учителю пришел за наставлениями человек, который провел много лет в поисках Истины. Учитель его с порога выгнал, сказав, чтобы тот больше не приходил. Человек был в шоке и попросил объяснений. Учитель ответил, что покажет на примере. Тут в окно влетела птица, и в поисках выхода начала биться во все углы. Когда она от безысходности прекратила все свои попытки и уселась напротив единственного открытого окна, Учитель хлопнул в ладоши. Птица испугалась и вылетела в окно. Учитель сказал человеку: «Я прогнал птицу. Для нее это тоже было шоком». Опираясь на нее и на информацию, предоставленную на одном из порталов посвященных группе (13) («Настоящий творческий рост начался после знакомства с Первым Патриархом Учения Серединного Пути Гуру Сергеем Бугаевым (14)»), можно говорить о том, что «знойное небо Сансары» – это не просто красивый образ, а «освобождение мозга от скопившейся тары» – один из первых шагов на пути к Просветлению (15). Таким образом, смысл текста значительно углубляется.


Следующая песня альбома – «Романс (for a Human)» (16). Аннотация раскрывает смысл названия: «Если может показаться, что эта песня о любви, то это Любовь Всеобъемлющая. Это не любовь к отдельной женщине, а ко всему, что существует в этом мире. Эти слова могут быть обращены к Учителю, к другу, к абстрактному Человеку или к кому угодно. Потому что мы все плывем в одной лодке». Очевидно, можно любить весь мир, несмотря на его жестокость («Black Bird Songa»). Лирический герой сделал шаг к осуществлению идеала. Он не потерял связи с действительностью, но отношение к ней изменилось. Вечная оппозиция «Добро-Зло», выбор между ними, разрушающий целостность, более не имеет смысла, так как лирический герой  осознал, что в результате этого конфликта уцелеет лишь рассвет. Ему трудно «смотреть, как торопится время / пережечь наши судьбы в песок!», но проблемы нашего бытия теперь кажутся ничтожными перед лицом вечности, так как в жизни героя появляется нечто большее: «Есть что-то еще, что всегда было рядом, /  от чего потерял я ключи. / Я спросил: «Так куда же мне все-таки надо?» / Но мой автоответчик молчит». Вероятно, это утверждение уходит корнями в дзэн-буддистскую традицию – каждому изначально присуще сознание Будды, но под влиянием стереотипного, рационального мышления оно затемняется, и задача человека пробудить его («каждый из нас мог бы стать совершенным… / Но кому он был бы нужен такой?»).


Кому нужно совершенство в «стране, в которой отсутствует культура, зато есть шоу-бизнес», в городе «в котором ничего не происходит». В «100-летней Сиесте» – мир замер.
Утонули в июле корабли
Разменяли аккорды на рубли
И скучает в отеле
В новом теле
Инкарнация Дали...

Обесточены люди и цветы
Застывают фонтаны и мечты,
Искривляя в экстазе
В эсид-джазе
замурованные рты

Столетняя сиеста
Как мертвая невеста
Брак, с которой невозможен
No motion, motion!
Духовная столица
Мечтает застрелиться.
И между будущим и прошлым
No motion, motion, motion, motion!
«Ничто не нарушит тишину – / Самый главный сверчок порвал струну / В омерзительной позе / Заморозив / Эту чертову страну!» – музыка смолкла и время застыло, ничто теперь не может расшевелить скучающую «инкар-НАЦИЮ» (печатный текст песни в данном случае позволяет точнее уловить смысл).
«Так я слышал…» – «этой фразой начинаются буддийские сутры»:
Я слышал, что жизнь это ток,
Я слышал, что Бог одинок...
Как будто ушедший
на дно океана челнок.
И вот я плыву в челноке
По горло в небесном песке
И слышу, сирены поют
На немом языке:

«Унеси меня в небо синее
Утопи в облаках
Где дороги сверкали инеем
У судьбы на руках
Где над нами рвались молнии
Поджигая псалмы...
Догорая, рождались
Вольными мы»
– так я слышал!


Как и в «Black Bird Songa», герою как поэту несомненно обладающему пророческим даром, открывается недоступное другим людям – он читает мысли птиц, слышит немое пение сирен. Здесь сирены, в отличие от чудовищной Харибды и мифологических сирен завлекающих путников в водовороты, сулят не гибель, а повествуют о возрождении. Подобно легендарному Фениксу, увлеченный в небо герой может сгореть и возродиться свободным. И хотя ему не суждено вернуться в «свой заветный Икстлан (17)», он больше не ощущает одиночества, ведь «есть еще новые / черные ритмы в груди».


В то время как лирический герой находится в состоянии духовного прозрения, общество продолжает своё бесплодное движение по замкнутому кругу. Песня «t-шина» «посвящена помаранчевой революции (18)... Разве нормально, что людей массово заставили думать, что им это действительно нужно?».
Мы повернули телевизоры вспять
Теперь в наши души некому срать!
Мы отключили все, что может быть помехой
Так что же мешает теперь танцевать?
У них шаманы заклинают войну
А наши «гитлеры» глотают весну...


В современном обществе центр жизни переместился к телевизору, телевидение формирует общественное сознание, манипулирует им. Повернутые телевизоры – выражение протеста, но ведь ничего не меняется. Почему? Все то же движение по кругу: «…государство только в наших умах / Мы продолжаем бороться за страх / Стаём в колонны, идущие на х...». Что же остается? Бегство.
Он сделал выводы, взглянул на луну
И каждый уехал в свою тишину.
Он сделал выводы, взглянул на луну
И каждый уехал...
А может – возвращение в Икстлан?


«Москва – Петушки – Альфа Кассиопея» (19) – «песня написана до прочтения произведения Венички Ерофеева «Москва-Петушки». После прочтения я понял, что все сходится... все должно быть трагично и нелепо, чтобы человек не загордился». Это допустимо, поскольку исследователями творчества Венедикта Ерофеева неоднократно отмечалась связь его поэмы «Москва-Петушки» с предшествующей и последующей литературной и культурной традицией, в частности, её влияние на творчество авторов, принадлежащих к субкультуре. Фоновые знания автора (20) вполне могли навеять ему данный образ. Следует обратить внимание и на тот факт, что в названии присутствует третий элемент – Альфа Кассиопея (21), а окончание песни («Проснется утром Венечка, / а вот и Петушки...») – не соответствует трагическому завершению поэмы.


В первых строках мы переносимся в фантастическое пространство – «пустой вагон, где травы высоки». Обращение автора к герою звучит как предупреждение: «Ах, Веня не ходи / по шпалам через космос…» (Ср.: «Самое главное – уйти от рельсов, здесь вечно ходят поезда, из Москвы в Петушки, из Петушков на Москву. Уйти от рельсов…» (22). Таким образом, между текстами песни и поэмы возникают ассоциативные связи, в которые вплетается «космический» элемент.
Куда бежать
когда повсюду волки?
Не снятся сны
и не приходит масть?
И если мир – стакан,
то мы – его осколки
И даже небо – вдребезги!
Ни выпить, ни украсть.


Как пространство железной дороги враждебно к Венечке Ерофеева, так и космическое пространство песни враждебно его теске: «А черным дырам все равно – / глотать что нас, что звезды...». Но Венечке Вишнякова удается достичь желанных Петушков. Как? Ведь следующий пункт в его путешествии – Альфа Кассиопея – звезда, воплощение мечты за краем «родной тоски».
Лирический герой «Дня Освобождения ПтицЪ» не только противопоставляет себя обществу, где «человек человеку – волк», он не ограничивается бегством в идеальный мир, мир снов и бесплодных мечтаний, он находит силы преодолеть себя и сделать шаг к своей заветной звезде.





Примечания:
1.    Ср.: «В нас еще до рожденья наделали дыр. / И где тот портной, что сможет их залатать?» (В. Цой «Мы хотим танцевать»)
2.    Имеется ввиду обложка альбома, на которой изображен человек в черном капюшоне, охотящийся за белой птицей (иллюстрация И. Вишнякова)
3.    М.Ю. Лермонтов «Дума»
4.    Из аннотации к песне
5.    Песня написана на английском языке
6.    Очевидно, что образ мифического чудовища здесь значительно переосмыслен. Возможно, представление о Харибде смешано с одним из вариантов легенды о Сцилле, где она - красивая морская нимфа, обезображенная Цирцеей из ревности
7.    Сансара (в буддизме) – мир перемен и перевоплощений
8.    Ср.: «пост-человек – киборг, клон, телепузик, мутант» (А. Дугин)
9.    См.: Арустамова А.А. Королева С.Ю. Урбанистическое сознание и русская рок-поэзия 1980–1990 гг.: к специфике воплощения // Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб. науч. тр. – Тверь, 2000. – Вып. 3. – С. 84-93.
10.    Полет как символ творчества
11.    Аллюзия на миф о Дедале и Икаре
12.    Так, в эпоху Серебряного века были широко распространены культы и тайные общества, делались попытки объединить православие с восточными учениями и т.п. (См.: Богомолов Н.А. Русская литература начала ХХ века и оккультизм. – М.: Новое лит. обозрение, 1999.)
13.    Цитируется по http://www.music.poltava.ua/vishnyakoff/
14.    «Саттва-Тэттрей (в русском варианте просто Серединный Путь) – это Учение, возникшее на стыке двух авторитетных традиций: китайского чань и индийской тантры…» подробно на сайте http://www.sergey-bugaev.com/
15.    «Просветление достигается при условии избавления от стереотипного мышления, путем прямого восприятия реальности» (Томпсон М. Восточная философия. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001.)
16.    В настоящее время песня перезаписана в соавторстве с Горловкой рок-группой «ЛихоЛесье»
17.     Икстлан – символ всего, к чему стремится человек в своем сердце, к чему он будет идти всю свою жизнь и чего он никогда не достигнет (См.: Карлос Кастанеда «Путешествие в Икстлан»)
18.    События 2004 г., в результате которых к власти пришел действующий президент Украины – В. Ющенко
19.    Песня использована в документальном фильме о жизни Венедикта Ерофеева «Острова. Венедикт Ерофеев»
20.    Взять хотя бы песню известного представителя русского рока Вени Д’ркина «Бубука» (См.: Сидорова А.П., Якимов А.Б. «Веня, зачем нам поезд?»: диалог текстов: песня Вени Д’ркина «Бубука» и поэма Вен. Ерофеева «Москва-Петушки». // Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб. науч. тр. – Екатеринбург; Тверь, 2008. – Вып. 10. – С. 182-191.)
21.    Всем известен фильм «Москва-Кассиопея», в котором команда юных космонавтов направляется к загадочной далекой планете оказать помощь обитающим там разумным существам
22.    Ерофеев В.В. Собрание сочинений: В 2 т. – М.: Вагриус, 2007. –  Т. 1. – С. 157.

Анна Шемахова


Опубликована: Шемахова А.С. Человек и общество в альбоме группы «Вишняkoff Band» «День Освобождения ПтицЪ» // Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб. науч. тр. – Екатеринбург; Тверь, 2010. – Вып. 11. – С. 219-226.


 
Сайт работает на Rocket-CMS
При использовании материалов сайта ссылка на www.vishniakoff.ru обязательна.
©2010 Вишнякоff Band